Моя рифма







Розовый снег


Это не сказка про снежную королеву и даже не рождественская история про вечера на хуторе близ Диканьки, это самая обыкновенная история о самой необыкновенной девушке.

Эта история произошла зимой, перед самым новым годом где-то на краю земли. В одной стране, в одном городе жила-была девушка, и звали ее Лиза. У нее не было ни мамы, ни папы, ни даже любимого человека. Точнее, был когда-то очень давно, но он ее бросил. Уже давно прошла боль, давно закончились слезы, ушли в никуда бессонные ночи, от которых к утру оставалась пустота. Лиза долго и терпеливо ждала, что любимый вернется, она считала, что если чего-то очень хотеть, это непременно произойдет, нужно лишь запастись терпением и ждать. Но проходили дни, недели и месяцы, а он не возвращался. Лиза почти потеряла надежду, как вдруг…

Однажды, возвратившись домой, она увидела голубой конверт, просунутый в дверную щель. Сердце девушки учащенно забилось. Неужели от него? Письмо было пухлым и хрустящим, а бумага конверта – глянцевой, с серебристым отливом. Лиза с нежностью погладила конверт. На нем большими печатными буквами была написана одна-единственная фраза "ОТКРЫТЬ В НОВОГОДНЮЮ НОЧЬ". Лиза улыбнулась, - она любила сюрпризы, но в этот момент ей захотелось поскорее узнать, что же там внутри. Она решительно взялась за уголок конверта, собираясь открыть письмо. Раздался громкий щелчок, и надпись на конверте из синей стала пурпурно-красной, буквы презрительно увеличились и замигали, словно предупреждающие глазки светофора. Лиза протерла глаза – она подумала, что ей все это померещилось, однако, буквы оставались ярко-красными. Девушка отложила конверт – буквы снова стали синими. "Подождем завтра" – подумала Лиза.

За тонкой панельной перегородкой раздался удушающий кашель дяди Миши и тихие, сдавленные рыдания его дочери – тоненькой, невесомо-прозрачной Наташи. Сердце Лизы болезненно сжалось. Наташа была самой близкой подругой Лизы. Видеть ее страдания было невыносимо. Казалось, что от горя Наташа скоро растает и растворится, слившись с обнадеживающей реальностью. Месяц назад дядя Миша получил тяжелую травму позвоночника и был прикован к кровати, а шансов на выздоровление у него не было. Наташа колола папе сильные обезболивающие и тихо плакала на кухне по ночам, когда он засыпал.

Наступило суетливое завтра – 31 декабря. Снежинки медленно кружились, пританцовывая на лету. Лиза вспомнила, как в детстве мечтала увидеть розовый снег в самый разгар лета, она тогда даже нарисовала рисунок: себя, идущую по парку в красивом летнем платье и розовый снег вокруг. Над ней тогда смеялись все дети в детском саду, даже младшая группа. Они были такими маленькими, эти дети, а уже понимали, что чудес на свете не бывает. Только Наташа, ее подруга не смеялась. Она взяла Лизу за руку и больше они никогда не расставались.

Лиза бродила по базару, с интересом разглядывая праздничное оформление витрин. Люди, навьюченные сумками, словно ослики, сновали туда-сюда. Они становились в хвосты огромных очередей и с волнением поглядывали на то, как быстро заканчиваются ящики с апельсинами и исчезают с прилавков куры. Мысли о конверте не давали Лизе покоя. Ей было интересно, что за сюрприз задумал Влад, она почему-то до сих пор не сомневалась, что письмо с сюрпризом от него.

Между тем, приближался вечер. Все намекало на приближающийся всеобщий момент ликования: и грохот петард, и подмигивание разноцветными фонариками гирлянд, обрамляющих окна, и подвыпившие деды Морозы с мешками и Снегурками, то и дело выползающие из такси. Лиза пекла пирог, который собиралась раздать детям, и поглядывала на голубой конверт, приютившийся между еловыми веткам. Приближалась полночь… Лиза открыла бутылку шампанского и налила себе полный бокал. Она подошла к телевизору и чокнулась с его экраном – просто никого другого рядом не было, чтобы провести уходящий старый год, а Наташа была рядом с больным папой.

Но вот часы пробили полночь, раздался знакомый щелчок и, о, чудо, - надпись на конверте исчезла! Прямо на глазах буквы сначала расползлись в разные стороны, а потом растворились в текстуре бумаги. Дрожащими руками девушка схватила конверт и раскрыла его. Внутри лежал в несколько раз сложенный лист хрустящей бумаги, на котором большими печатными буквами было написано "КОГДА УПАДЕТ ЗВЕЗДА – ЗАГАДАЙ ЖЕЛАНИЕ, И ОНО ИСПОЛНИТСЯ". Лиза разочарованно покачала головой и покрутила лист бумаги со всех сторон, она даже заглянула в конверт, чтобы убедиться, что там больше ничего нет. Письмо было не от Влада. А от кого тогда? Она не знала. Она лишь внезапно поняла, что ей расхотелось, чтобы Влад вернулся, да и с какой стати он должен возвращаться – ему хорошо в новой семье, а насильно мил не будешь. Тогда какое желание ей загадать? Может дом на берегу моря? Так и в своей уютной однокомнатной квартирке ей неплохо, - вон сколько места. Может машину? Зачем? Куда на ней ездить, работа совсем рядом. Может новый телевизор? Так она и старый почти не смотрит.

Внезапно Лиза снова услышала, как за стеной плачет Наташа…

И тут упала звезда. Лиза ясно увидела как она, огромная, голубая с длинным, словно у кометы хвостом, пересекает весь небосвод, усыпанный звездами, и прячется за линией горизонта. Лиза закрыла глаза и загадала желание…

На следующий день отец Наташи резко пошел на поправку. Врачи в недоумении разводили руками и называли это чудом. Уже никто не видел его лежащим на больничной койке, он улыбался и бегая по отделению, раздавал шоколадки медсестрам. Наташа больше не плакала по ночам и черные круги под ее глазами потихоньку стали светлеть, а потом и вовсе исчезли. Жизнь налаживалась. Все становилось на свои места. Только вот Лиза тяжело заболела и слегла. Она больше не пекла пироги детям, не помогала перейти дорогу немощным старушкам, не кормила бездомных котов, случайно забредших в подъезд, и совсем не улыбалась. Она целыми днями лежала в кровати без сознания и таяла, теряя румянец. При обследовании у нее выявили опухоль головного мозга. С каждым днем Лизе становилось все хуже, и хуже и через пол-года ее не стало.

Стоял знойный июльский полдень. Солнце пекло так, что казалось, будто земля сейчас задымиться. На пустынном кладбище возле свежей могилки стояло два человека: высокий, моложавый мужчина и тоненькая хрупкая девушка. Мужчина стоял, склонив голову, комкая в руках кепку, а девушка – плакала, глотая слезы и судорожно вздыхая.


Внезапно, с маленького, облачка, зависшего прямо над кладбищем, пошел снег. Огромные снежинки, кружась и танцуя, окутали мужчину и девушку легкой прохладой. Снежинки падали на раскаленный асфальт и не таяли… И, о, чудо - они были абсолютно розовыми! Словно заря на небе, словно бутоны только что распустившегося шиповника, словно угасший румянец Лизы, которую они очень любили… Наташа перестала плакать и, посмотрев на облако, улыбнулась.

Улыбнулась и Лиза, бросив на подругу новую пригоршню розовых снежинок. Она всегда мечтала увидеть розовый снег, но никогда не думала, что сможет сделать это сама.