Моя рифма









Новогодняя ночь

Женя стояла у окна, с грустью разглядывая разноцветные огоньки новогодних салютов, озаряющие город. Слегка завидуя, она наблюдала за парочкой, сладко целующейся возле подъезда и за хохочущими, разодетыми в новогодние костюмы прохожими, радостно выкрикивающими на всю улицу поздравления с новым годом. И, несмотря на царящую атмосферу всеобщей радости и счастья, ей безумно хотелось плакать.

- Разве нормальные люди спят в новогоднюю ночь? – с огорчением думала она. И ей казалось, что разноцветные огоньки салютов, перед тем как упасть на землю, в знак согласия кивают ей своими яркими светящимися головками.

На полу её спальни, нахально вытянувшись во весь рост, крепким и беспробудным сном спал пьяный Андрей. Во сне он громко и противно посапывал, причмокивал и периодически мычал что-то нечленораздельное. Бесполезно будить его, когда он в таком состоянии. Он даже не потрудился раздеться. Так и спал в ботинках, новом дорогом костюме и галстуке. Даже ремешок барсетки был по-прежнему плотно зажат в его кулаке, как пол-часа назад, когда он только вошёл в квартиру.

Вот уже второй новый год подряд, будучи приглашённым к ней на новый год, он приходит со своей корпоративной вечеринки в два часа ночи. При этом убедительно клянётся ей в том, что придёт до полуночи. Вот уже второй новый год подряд 31 числа она целый день колдует на кухне в поте лица, изобретая немыслимые деликатесы для своего любимого. А он… Так и не бывает в состоянии оценить их.

В прошлом году, правда, его приход был гораздо хуже, чем в нынешний – Андрей рухнул прямо с порога как телеграфный столб. Видимо, расслабился, дойдя до пункта назначения. А Женя, собрав все свои силы - духовные и физические, подкаченные занятиями в спортзале, вынуждена была волоком тащить его в спальню. Она тогда даже порвала шлицу своего нового супермодного вечернего платья, специально купленного к этому торжеству. А в этом году возлюбленный не упал с порога, зато опять пришёл в два часа ночи. Он долго извинялся, приводя исчерпывающие и убедительные аргументы в пользу своего опоздания, а потом попросил её не подглядывать, пока он будет извлекать заранее приготовленный для неё подарок. И что же? Пока Женя возилась на кухне, разогревая остывшую еду, он уснул. Уснул наглухо и беспробудно. И всё повторилось. Как в прошлом году.

Женя вновь и вновь ругала себя за то, что в этом году, впрочем, как и в прошлом, она не поехала встречать новый год к постоянно приглашавшей её подруге. Теперь же у неё на душе остался горький осадок от испорченного нового года, опять проведённого в одиночестве.

Женя подошла к столу, заставленному бесчисленным количеством блюд и налила себе полный бокал шампанского.

- Нужно хотя бы выпить за новый год! – подумала она.

Рассеянно покручивая ножку хрустального бокала, она внезапно вспомнила о том, как Андрей неделю назад сделал ей предложение. И очень удивился, когда она не сразу ответила ему согласием.

- Дорогая, мы так давно встречаемся, я думаю, что нам наконец-то стоит узаконить наши отношения, - мурлыкал он.

Но почему-то Женя попросила дать ей время на раздумья. Почему? Она и сама не могла ответить на этот вопрос.

И вот теперь, мысленно прокручивая события прошлого, Женя вышла из состояния колебания. Ещё пол-часа назад её притуплённое сознание готово было принять его предложение. Но теперь её решение кардинально изменилось. Нет, это не было решением, принятым сгоряча и тем более, принятым в порыве обиды. Просто внезапно Женя осознала, что нет в жизни мелочей, на которые не стоит обращать внимание, есть проступки, на которые машут рукой и закрывают глаза. Как жаль, Андрей – совсем не тот человек, с которым можно идти в разведку, чувствовать себя как за каменное стеной и тем более смело шагать по дороге жизни. Его мелкие проступки сегодня – это пока ещё робкие шаги к крупным безответственным ошибкам завтра. И от трезвого голоса прояснённого сознания, на душе у Жени стало легко и спокойно.

Девушка вздрогнула от неожиданного звонка. В дверь звонили. Настойчиво, пронзительно и долго. Соседей не было, они уехали праздновать новый год в Карпаты. Поэтому Женя поплелась открывать дверь.

У дверей стоял самый что ни не есть настоящий дед Мороз. В красном кафтане, с бородой, с посохом и даже мешок за плечами у него был. Тоже красный.

- С Новым годом! С новым счастьем! – кланяясь, распинался дед, - Пусть в новом году исполнятся все ваши желания!

Женя улыбнулась.

- Спасибо за тёплые поздравления дед Мороз, но Вы, наверное, ошиблись квартирой! Вам, этажом выше, там в каждой квартире есть дети! Правда, они наверное уже спят. - Нет, я не ошибся! Я не бандит и не алкоголик. Это Ленинград? Улица строителей? Дом 25, квартира 12?! И вы – врач - ветеринар, которого зовут Евгения Алексеевна!? Женя засмеялась.

- Всё правильно, пожалуйста, проходите, - сказала она.

Пока загадочный дед Мороз возился и наигранно по-старчески кряхтел в прихожей, она успела прикрыть двери в комнату, в которой смачно храпел Андрей.

- Пожалуйста, прошу к столу, - засуетилась она, - Что вы будете пить? Шампанское? Вино? Коньяк?

Дед Мороз с удивлением окинул глазами стол с нетронутой едой и произнёс: - От коньяка, пожалуй, не откажусь. Да, кстати, Евгения Алексеевна, у меня есть для вас подарок! И он с бережностью извлёк из своего мешка книгу о собаководстве.

- Спасибо, это отличный подарок! – Женя с удовольствием знатока погладила глянцевую обложку дорогой и редкой книги.

Пока дед Мороз пил и ел, слегка приподнимая бороду и усы, Рита мучительно пыталась догадаться, кто из её знакомых и коллег мог так хорошо загримироваться, ведь голос загадочного деда Мороза был ей удивительно знаком!

- Евгения Алексеевна! Вы, я вижу, на меня до сих пор подозрительно смотрите. У вас взгляд недоумевающий. Вы, что меня до сих пор не узнаёте?

- Может быть, уважаемый дед Мороз, вы наконец снимите бороду и усы и раскроете своё инкогнито? Тем более вам неудобно, смотрите, вы уже кончик бороды в коньяке намочили! - С удовольствием, - воскликнул дед Мороз.

И он снял бороду и усы, как и обещал.



И Жене, наконец-то открылось лицо её соседа по подъезду - Виктора, у которого она пол-года назад чудом спасла от гибели великолепного породистого добермана. Но, признаться честно, как бы она не ломала себе голову, никогда бы не догадалась, что за этой бородой скрывается именно он.

Они улыбнулась друг другу.

- Разрешите пригласить Вас на танец, Евгения Алексеевна!

- Разрешаю, Витя, - ответила неожиданно перешедшая на «ты» Женя.

И ей показалось, что разноцветные огоньки новогодних салютов, всё ещё озаряющие новогодний город, перед тем как упасть на землю, в знак согласия с ней кивают ей своими яркими светящимися головками.